Buscar este blog

miércoles, 7 de enero de 2015

Германия и проблема Европы


Армандо Фернандес Стейнко
Германия и проблема Европы


          Социокультурное пространство, которые мы сегодня подразумеваем под словом "Германия", распалось на множество частей в результате Тридцатилетней войны и Вестфальского мира в начале XVII века. Оно занимало обширную территорию, во многом благодаря тому, что рыцари тевтонского ордена захватили часть восточных регионов, которые сейчас входят в состав Польши, России и других государств. Демократические силы в XIX веке поддерживали идею воссоединения страны, что помогло бы положить конец пост-феодальному индивидуализму и создать страну, основанную на идеалах гражданства, равенства и свободы, захвативших Европу после Великой Французской Революции. Однако дело усложнилось с самого начала. Во-первых, потому что речь идет о слишком обширной территории, объединение которой не могло не повлиять на хрупкий баланс сил на континенте. И во-вторых, потому что в итоге объединение этих земель оказалось в руках милитаристских сил, наследников рыцарских орденов и прусской территориальной экспансии, которые никак не сочетались с царившими на западных территориях традициями свободолюбия, связанными с демократическими движениями XIXвека. В результате произошли две мировые войны, которые снова положили конец единству и территориальной целостности страны и вызвали глубинные перемены на всем континенте.
          В 1989 воссоединились  две крупные территории страны, разделенные войной, однако упомянутые выше ключевые проблемы так и не были решены. Произошло не объединение, а поглощение одной территории другой, более старорежимной. Германия снова получила свои размеры, неудобные для других стран Европы, в данном случае с экономической точки зрения: она не достаточно велика, чтобы навязывать свою позицию всему континенту, и в то же время недостаточно мала, чтобы действовать наравне со всеми остальными. Alleingang Германии, ее ”одинокий путь” снова оказался в центре европейской реальности. Если бы Германия воссоединилась в результате слияния демократических традиций ФРГ - политической демократии - и ГДР - социальной демократии, - произошедшее в 1989 году стало бы отличной новостью для демократических сил всей Европы, всего мира. Гражданские движения, которые в 1990 году выступали за то, чтобы ГДР перестала существовать, стремились именно к этому, они рассчитывали, что это событие положит начало конституционному процессу, в ходе которого два республики объединились бы в новое государство, основанное на демократических ценностях. Однако и в этот раз воссоединением Германии руководили не демократические силы. Результатом стало фактически империалистское поглощение ГДР, точнее важнейших отраслей ее экономики, со стороны ФРГ, и неолиберальное переопределение европейского проекта. Новая Германия - уже не та страна, которая потерпела поражение в двух мировых войнах, однако в ее обществе сохранились области, силы, политические традиции и структуры власти, унаследованные от нее. Чтобы заглушить справедливые требования европейского народа, англосаксонские державы создали новое национал-социалистическое государство на базе традиционной политической элиты Германии, таким образом частично вернув ей власть в 1949 году. До 1989 им приходилось вести себя сдержанно, однако потом сдержанности пришел конец, и сейчас они проводят политику ревизионизма, которая привела к трагедии в Югославии, а в случае с Украиной проявилась в поддержке неофашистских сил, которые свергли президента Януковича.

          Что может произойти сейчас? Германия, как и любая другая страна, - это классовое общество, в котором много разных групп борются за гегемонию в том, что касается ее внешней политики. Самую большую опасность представляет группа, которая делает ставку на новыйAlleingang: ее представители призывают отменить все соглашения с другими странами Европы, прежде всего с Францией, которые зажимают Германию в тиски многосторонней политики. Эта группа планирует новое вторжение на Восток ценой противостояния с Россией, однако на этот раз путем экономической колонизации. Ее главные союзники – две атлантические державы, а ее политический курс – новая политика сдерживания блока Россия-Китай, который угрожает англо-саксонскому мировому господству. Этот политический сектор не признает потребность Москвы в безопасности перед лицом немецкой военной экспансии и рьяно поддерживал свержение Януковича. Политика этого сектора в отношении юга Европы безжалостна, потому что его представители более не считают необходимым прислушиваться к Евросоюзу и уже на полпути к выходу из зоны евро, который уже не представляет никакого интереса для их страны, хотя это приведет к удорожанию экспорта из Германии. Немецкий экономист Ханс-Вернер Зинн, жесткий неолиберал с ревизионистскими идеями, руководитель крупного экономического института, считает, что ревальвация национальной валюты не только технически возможна, но и политически желательна, чтобы избавиться от балласта бедных стран юга Европы, как только их промышленная база окончательно развалится. Другая политическая группа не сбрасывает со счетов Европейский Союз, считает подобные перемены опасными и стремится сохранить свой устоявшийся союз с Францией, выполнять свои обязательства перед единой Европой и сделать все возможное, чтобы это проект не потерпел фиаско. В данный момент Ангела Меркель, социал-демократы и профсоюзы, связанные с крупными компаниями-экспортерами, поддерживают этот вариант развития событий, хотя некоторые члены правительства Меркель «заигрывают» с тенью первого пути развития. Третий сценарий предлагают политические группировки, которые делают ставку на укрепление внутреннего рынка Германии посредством повышения зарплат и против некоторых все более агрессивных экспортеров. Этот путь позволил бы сбалансировать экономические силы в Европе и ослабить давление на другие страны. В данном случае делается ставка на солидарную Европу, благодаря взаимной финансовой поддержке между странами и демилитаризации международных отношений.

          В этом сконцентрирован цивилизационный потенциал новой Германии. Сегодня это единственная возможность преодолеть экономический кризис и кризис еврозоны. Сторонники этого пути – потенциальные союзники Южной Европы, однако они придут к власти только в том случае, если сама Южная Европа сумеет создать противовес оси Германия-Австрия-Финляндия-Нидерланды, в которых экспортеры все чаще делают ставку на первый сценарий. Одна страна не способна создать такой противовес, а отказ от евро сработал бы в пользу первого пути. Это привело бы к многократному усилению самых реакционных настроений в некоторых странах Европы. Альтернатива – создание средиземноморского блока, в который вошли бы Португалия, Испания, Италия и Греция. Объединение этого блока со сторонниками третьего пути развития во Франции, Германии и других европейских странах может положить начало новому европейскому интернационализму, способному остановить англосаксонскую политику, препятствующую формированию многополярного мира. Создав этот блок, южно-европейские страны могли бы изменить мир, и мешают этому в первую очередь Рахой / Де Гиндос.

No hay comentarios: